«Все люди классифицируются на крутых и лохов, причем лохов гораздо больше. Это общеизвестно. Но общество всегда было заинтересовано людьми крутыми. Его всегда занимал вопрос, в чем состоит их секрет, что нужно предпринимать, чтобы быть такими крутыми».

Этими словами начинается новая книга Егора Белогородского «Прикладное Лоховедение», которая появилась в Интернете шесть месяцев назад и постепенно становится все известнее. Тут не поспоришь – и правда, люди на протяжении веков испытывали огромный интерес к ярким персонам. Однако, используя данное вступление, автор далее подробно рассказывает нам о лохах. Он разъясняет, кто такой лох, и ставит его в противоположность крутым, о которых ничего не говорит.

Многие читатели порицают за это автора, а часто и вовсе объявляют написанное не имеющим силы. Мол, раз лохи – те люди, кто сравнивается с крутыми, а про последних ничего не говорится, то и самих лохов тоже не существует. Такой читательский интерес ясен: все-таки в книге повествуется о вещах для простых людей довольно обидных, хоть и совершенно справедливых. Вот они и прибегают к спасительному «мы в домике».

Но если отринуть эмоции, придется признать: отсутствие в произведении крутых ничего не меняет. В самом деле, описаны они или нет, а двойные стандарты мировосприятия рядового обывателя и его самообман (так же как и истекающий из этого кризис среднего возраста) никуда не деваются. А ведь им и посвящена книга.

Фактически крутые потребовались автору, чтобы подступить к теме и затем поддерживать ее градус, не более того. В этом отношении крутые выступили в роли топора, из которого варили кашу во всем известной сказке. Без него ничего бы не получилось, но в каше топора в итоге не было совсем, герои так и не получили возможности его попробовать. А раз не попробовали, значит, не существовало никакого топора что ли, и каши не было? Да все было.

Так и в реальной жизни: и лохи есть, и крутые. Но большинству людей, наверное, так тяжело с данным утверждением согласиться, что они ничего в себе к лучшему не поменяют.